Call Close
Оставьте ваш номер телефона
и мы вам перезвоним
или позвоните нам
+7 926 876 0123
Click to order
Cart
Total: 
Your Name
Your Email
Your Phone
Китайское наследие моего деда
Идрис Лаор,
(выдержка из книги "Рэйки Дао Дэ Ки: древние источники Рэйки"
Китайское наследие моего деда)


В 1964 году я был посвящён в то, что, как я понял позднее, являлось Рэйки. Моим первым посвящающим стал мой дедушка.

Он был тем, кого можно назвать оригиналом: алхимик, теософ и великий путешественник в Вечность. Наиболее выдающейся среди его экспедиций стала экспедиция в Китай задолго до коммунистической революции.

По словам всех тех, кто знал его, он вернулся оттуда преобразовавшимся; сегодня я бы сказал - «превращенным», как алхимики, которые превращают свинец в золото. Когда я достиг возраста понимания, он мне рассказал о встрече с китайским мудрецом, даосским алхимиком, Мастером Чан (Дзен по-китайски) и Чен Йен.

Вместо того, чтобы путешествовать по всему Китаю, как он это запланировал заранее, он обосновался у того, кто стал его Мастером и посвятил в секреты медитации и «небесных искусств».

Экспедиция в Китай


Это было в начале прошлого века. Мой дедушка, принадлежавший военному экспедиционному отряду, провел несколько лет в Китае.
Среди прочего разнообразия, о котором я написал в других книгах,
он привёз оттуда телесную практику, которую назвал Лу Йонг, и технику исцеления Дао Линг Ки (по-японски: Рэйки); он их практиковал и преподавал более тридцати лет всем тем, кто был заинтересован.
Дао Линг Ки означает: «путь тысячи ран», иногда он также называл их Дао Дэ Ки.

Мастер Ван Дзен Ли


Мастер Ван Дзен Ли, даосский мудрец, патриарх Чен Йен (форма тантрического буддизма, очень близкая к тибетскому буддизму догчен, впоследствии положившая начало японскому сингон) принял моего деда в ученики, и передал ему, помимо мистических знаний, тайную науку
Ми-цзун (японское Миккио), о которой Мастер сказал, что она была передана тибетским ламой, вне его собственной линии.

Этот лама, кажется, не был буддистом, а принадлежал к очень древней тибетской религии, религии Бон. Он пришел из одного из последних монастырей Бон Тибета, где его обучили телесным, энергетическим и терапевтическим практикам.

Уединение на сто дней


Мастер жил на вершине холма, возле источника воды, вдали от всех людских поселений. Каждые несколько недель тому или иному из его учеников поручалось принести ему жареной муки и зеленого чая; Мастер из них приготавливал один вид теста, который служил ему единственной пищей, иногда на протяжении нескольких месяцев, на самом деле, на протяжении ста дней, которые называются «Медитацией утренней звезды» или «Медитацией Венеры». Он жил в хижине, которую построил сам, где он спал в сидячем положении даосского аскета, который никогда не ложится, даже для сна. Также он очень редко принимал посетителей. Во время пребывания в Китае мой дедушка сопровождал другого ученика, которому было поручено принести муку и чай, и чьё имя было Гиохо. Каждый раз, они оставались на несколько дней у Мастера, питались также как и он, и проводили всё своё время в обучении и медитации.

Устная передача


Мастер запрещал записывать, ибо передача его учения осуществлялась только из уст в уста. Таким же образом и мой дед передал мне все свои знания, кроме списка патриархов Чен Йен и 33 китайских идеограмм.

Система упражнений здоровья

Часть того, чему он учил, составляет систему физических и энергетический упражнений здоровья. Я позже понял, что речь идёт об упражнениях, взятых из Лу Йонг Дао Дэ Ки: науки движений, дыхания и энергии, тибетского происхождения. Мой дедушка имел привычку практиковать два раз в день: сразу после восхода и точно перед заходом солнца. Позднее я распознал элементы в практикуемых упражнениях китайские Чи Гонг и Ней Гун, также японские Кико и Рэйки.

Тело, сердце и дух


Согласно моему деду, эти практики позволяли сохранять или приобретать физическое здоровье. Также они воздействовали на сердце и ум, освобождая одного от его негативных и конфликтных эмоций, таких как: нетерпимость, зависть, страх, ненависть; а другое от жадности, тщеславия и гордыни. Они делали человека здоровым телом, уравновешенным душой и свободным духом. Всё это благодаря постоянной практике движений, повторению мантр и некоторых философских текстов, сопровождающих медитацию.

В контакте с энергией

Эти упражнения позволяют практикующему наиболее тонко находиться в контакте с энергией: он замечает, до какой степени эмоции и мысли могут являться или лекарством или ядом, как для физического здоровья, так и для интеллектуального. Таким образом, симпатия, любовь, сострадание благоприятствуют здоровью, в то время как эгоцентрическое поведение, грусть, страх, ненависть способствуют болезни. Следовательно, обрести здоровье означает не только лечить тело, но также научиться мыслить ясно, ощущать любовью и спокойствие в своём окружение и доброжелательно относиться к другим людям.

Дыхательные упражнения


Мой дедушка практиковал только два дыхательных упражнения, говоря мне, что другие дыхательные упражнения предназначены для более продвинутых практикующих. Он также говорил, что нужно позволить дыханию происходить свободно, и что так мудрость тела естественным образом приспосабливает его к телесным упражнениям.

Волшебные руки

Он мне рассказал, что японец Гиохо, которого он считал своим старшим братом (тот был вдвое старше; возможно, ему было за сорок), принадлежал к религии Тьен дао (по-японски: Тендай), по его словам, очень близкой к Чен Йен Мастера Ван Дзен Ли. Гиохо много путешествовал, представая перед духовными Мастерами своего времени, чтобы понять жизнь, найти смысл своей жизни и достичь как можно скорейшего просветления и духовной реализации. Это он обучил моего деда основам боевых искусств (в частности, обращению со шпагой и кинжалом). О Гиохо он всегда говорил, что тот имеет волшебные руки и что когда он дважды его исцелял от раны и от лихорадки, эффекты были поразительные: рана практически затянулась на глазах, не оставив рубцов, а лихорадка, сначала значительно усилившись, испарилась, как по мановению волшебной палочки.

Мой дедушка также научился этому искусству наложения рук, которое Мастер называл Дао Линг Ци, магическое искусство, составлявшее часть секретных практик Ми-цзун (японское Миккио), но никогда он не видел никого столь же способного, как Гиохо. Мастер Ван Дзен Ли поручил Гиохо, по возвращению в его страну (Японию), создать великую школу Дао Линг Ци, откуда бы знания распространились по всему миру.


МИКАО УСУИ И ЯПОНЕЦ ГИОХО


Люди, знающие о жизни и работе Микао Усуи, как и я могут установить связь между Усуи и японцем Гиохо. И действительно, сегодня известно, что Микао Усуи много путешествовал, что он много раз бывал в Китае и что некоторые иногда присваивают имя Гиохо. Также известно, что случилось и с практикой Дао Линг Ци, которую ученики Микао Усуи, в частности, Мадам Таката, распространили по всему миру. Это удивительно напоминает «пророчество» о Гиохо из Японии, которое Ван Дзен Ли поведал моему деду.

Более того, начиная с 1965 года, я узнал символы Рейки (мантры и кандзи), также как и их использование, не имея другого контакта, кроме своего деда; задолго до передачи Рейки через Мадам Таката в Европе. Дед также имел большое знание китайских практик, не зная ничего о том, что происходило в Японии. Ведающий читатель поймёт, что у меня есть серьёзное основание полагать, что Гиохо, японский друг моего деда, был Микао Усуи…

Знания и умения, которые мой дед получил у своего китайского Мастера, он мне передавал в течение времени, которое ему ещё оставалось прожить. Затем, перед смертью, он сделал для меня ещё три вещи.

Передача «силы»

Первым, и наиболее мистическим, стало то, что я позднее понял как инициацию или, скорее даже, передачу «силы», которая должна была сопровождать меня всю мою жизнь. Лежа на том, что стало его смертным одром, он подозвал меня к себе и нашептал на ухо несколько китайских слов, дрожащей и уже мертвенно-бледной рукой затронул мой лоб, губы и сердце. Эта сцена повторилась три раза: она навсегда запечатлена в моей памяти, как момент вечности.

Энергия вошла в меня, и у меня было впечатление, будто она пронизывает всё моё тело (следуя по линиям, которые, как я узнал позже, изучая акупунктуру, соответствовали меридианам). Это произошло так, как если бы все клетки моего организма омылись тонкой светящейся энергией. Каждый раз когда я практикую некоторые дыхательные медитативные упражнения, во мне устанавливается такое же медитативное состояние, и, с того времени, к большому удивлению тех, кто пожимает мне руку, руки мои никогда не перестают быть очень теплыми, а зачастую - горячими.

Вторая вещь, которую он сделал для меня, стала вверением меня его другу, господину Де Фариа, который стал моим Мастером и которому я обязан всем тем, кем я стал; в любом случае тем, что есть во мне хорошего, правильного и истинного.

Третья вещь показалась мне ещё более таинственной, чем первая. Дедушка попросил меня залезть на стул, стоящий перед шкафом, на котором лежала пачка бумаг.

Когда она очутилась в моих руках, он попросил меня развязать её и вытащить из неё свёрток листов, обёрнутых страницами старой пожелтевшей газеты.
Он сказал мне открыть их, и я обнаружил 33 пергаментных листа, на которых черной тушью были старательно выписаны 33 китайские идеограммы.

Он мне сказал: «Бережно храни их и никогда никому не показывай. Когда ты подойдёшь к концу их изучения, их понимания и их реализации, ты будешь знать, что делать. Каждый год изучай один из них, затем, в конце года, сжигай его.

Они станут твоими проводниками и приведут тебя к знанию. Когда ты будешь в этом нуждаться, ты встретишь на своём пути людей Пути, которые помогут тебя понять и прожить их. Но знай, что никто не сможет пройти твой Путь за тебя.

Когда ты подойдёшь к последней идеограмме, я разрешаю тебе передавать это наследие тем, кто захочет его получить».

Когда эти 33 года протекли, я открыл дух и знание, содержащееся в этих идеограммах тем, кто обладает глазами, чтобы прочитать их. (Книга опубликована издательством Ессе под названием: Дао).

«Только обладающие глазами сердца способны их прочесть по-настоящему»

Я понял, что 33 идеограммы представляют 33 этапа духовного пути, который ведёт в «глубину сердца», и каждая пробуждает особенное качество, которое позволяет очистить и дух и сердце.
Но, как говорил мой дед: «Только обладающие глазами сердца способны их прочесть по-настоящему».

ВТОРОЕ ПОСВЯЩЕНИЕ


В 1976 году, в конце моего обучения, двое моих друзей, американка и немец, посвятили меня в то, что они называли открытием Рэйки.

Здесь я узнал то, чему меня учил мой дед: слова, символы, жесты и, конечно, энергия.
Однажды во мне возник вопрос: почему эти люди могут передавать эту энергию, когда они далеки от обладания знаниями, опытом и, конечно же, любовью и мудростью, которые я видел у моего деда?

Я понял, что в этом состоит весь секрет современных Рэйки: в нашу эпоху энергия Рэйки доступна каждому человеку, а не только тем, кто заслужил её через духовный путь знаний, дисциплины, практики и аскезы.

Рудольф Штайнер, основатель антропософии, примерно в ту же эпоху, что и Микао Усуи, говорил: «Сознание всего человечества перешагнуло порог, за которым находилось то, что раньше было предназначено только для избранных мужчин и женщин: мудрецов и мастеров того времени».

«Сознание всего человечества перешагнуло порог»

Сила стала доступной всем, кто так решает. Однако я, все эти десятилетия, сильно колебался, чтобы поведать о том, что узнал от деда. У меня было сильное впечатление, что с тем, что я принимал за священное (и что больше не должно было оставаться секретом), обходились поверхностно, неуважительно и почти богохульно.

На протяжении лет я не понимал необходимости распространения Силы повсюду, и, конечно, возможно там, где она наиболее важна: среди тех, кто не понимает ее ценности! Солнце даёт свет и тепло добрым также, как и злым…
Почему с Силой, с Рэйки должно быть по-другому? Моё личное чувство нерешительности должно было уступить место этому высшему намерению. Это служит причиной изложенного в этой книге.

ТРЕТЬЕ ПОСВЯЩЕНИЕ

В 1996 году я совершил путешествие в Нью-Йорк, где представил свою музыкальную оперу, вдохновленную китайской цивилизацией: «Мандарин и птица».

Там я встретил Мастера Ван Дзен Ли, который дал мне пятикратное посвящение в Дао Дэ Ки и попросил представить это на Западе. Мастер покинул своё физическое тело в 1999 году, в возрасте ста одного года.